Суворов Александр Васильевич

доктор психологических наук,
действительный член Международной академии информатизации при ООН



Электронная почта:
asuvorov@yandex.ru


Присоединяйтесь к сообществу Александра Суворова в Facebook


Александр Суворов в Живом Журнале

       

Проблема доверия



Среди других откликов на рассылку «Скит отца Мелитона» я получил и такое: «Понимаю, что Вам очень тяжело. Понимаю, что велико желание послать всё к такой-то матери и разом с ним покончить. Но... Мне кажется, что Ваша многолетняя борьба за права инвалидов, в т.ч. самой уязвимой категории — слепоглухих, привела к неприятному для Вас результату: Вы стали примером для многих тысяч людей и потому уже не принадлежите себе. Ваш добровольный уход может стать для некоторых из них руководством к действию. Пожалуйста, подумайте об этом!» Тема самоубийства в моих текстах мелькает давно, но в данном случае читатель домысливает, недопоняв.

В моём дневнике речь идёт не о самоубийстве, а об абсолютной зависимости. Подопечные отца Мелитона, особенно тяжёлые инвалиды, зависят от него примерно так же, как маленькие дети — от родителей. И если человек достаточно вменяемый, он на такую зависимость должен решиться. Речь не о самоубийстве, а — о великом, величайшем доверии. И когда я привёл в пример свою зависимость от Олега, я имел в виду именно своё доверие к нему.

Моему официальному попечителю — Олегу Игоревичу Гурову — двадцать шесть лет. А мне — шестьдесят. По-нормальному, если с ним ничего не стрясётся, Олег должен пережить меня на несколько десятилетий. И я имел в виду, что, довеорив Олегу почти все свои документы и карты сбербанка, я, в случае гипотетической беды (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить), просто не выживу. Как не выживет без взрослого маленький ребёнок. А, в данном случае, тяжёлый инвалид — без здорового человека.

С другой стороны, контролировать свои средства к существованию так, как я их контролировал при старенькой маме, при сестре с братом, которым не доверял, — мне с возрастом всё тяжелее. И я счастлив, что есть плечи, на которые я смог с облегчением этот груз контроля переложить. Есть человек, которому я смог до такой степени довериться. По разным причинам, из всех своих друзей и знакомых я на месте Олега не могу себе представить больше никого. Кому-то не доверяю — слишком агрессивны, авторитарны, склонны самоутверждаться за чужой счёт, — жить с ними было бы сущим адом. У кого-то своих проблем невпроворот — и с возрастом, и со здоровьем, и с зависящими от них членами семьи. В общем, повторяю, в дневнике я размышлял об абсолютной зависимости, и в связи с этим — о проблеме доверия. Недостаточно раскрыл, слишком много оставил в подтексте, что и привело к недоразумению. «А по поводу официального приюта — дело доброе, только с отчетностью проблем не оберешься...»

Отец Мелитон — иеромонах. Раньше при монастырях и других религиозных учреждениях создавались приюты... Не знаю, насколько это проще организовать, и проще ли на самом деле, чем соответствующую государственную структуру. Но структура меньше зависит от случайностей в виде «внезапной смертности» своих руководителей. Руководители меняются, а структура остаётся. Но душевный и физический комфорт гарантируют личности, а не структуры. Поэтому я предпочёл довериться Олегу, хотя мог бы, ослабев, передать свою квартиру государству — и поселиться в доме престарелых. Для меня живой человек однозначно лучше любой конторы. И между отцом Мелитоном и домом престарелых я бы точно выбрал отца Мелитона. Но, слава Богу, я встретил и выбрал Олега ещё до знакомства с отцом Мелитоном...

С уважением,
Александр Васильевич Суворов.
10 декабря 2013.




© А.В.Суворов
Счетчик посещаемости и статистика сайта