"Образование для всех - требование нашего времени"

Еще в 1962 году наша страна присоединилась к  международной  Конвенции о
борьбе с дискриминацией в области образования. С тех пор Россия пережила
немало экономических и политических преобразований. Всем ли одинаково
доступно образование в нашей стране сегодня? Почему лозунг "Образование для
всех" в наши дни не гарантирует право каждого гражданина на
беспрепятственное получение знаний? О современных проблемах в области
образования рассказывает гость "МП" - действительный член Международной
академии информатизации при ООН, доктор психологических наук, профессор
Университета Российской академии образования, научный руководитель
Регионального Детского ордена милосердия, член движения "Образование для
всех" Александр Васильевич Суворов.

-   Александр Васильевич, давайте, сначала разберемся в терминологии. Что же
такое в международном понимании  дискриминация в области образования?

-   Согласно Международной Конвенции, это,  в частности, закрытие для
какого-либо лица или группы лиц доступа к образованию любой ступени или
типа, ограничение образования для какого-либо лица или группы лиц низшим
уровнем образования, а также  - общее определение дискриминации вообще -
положение, несовместимое с достоинством человека, в которое ставится
какое-либо лицо или группа лиц.

-   Можно ли признать, что в современной России присутствуют эти признаки?

-   Думаю, не можно, а нужно. Руководство страны, министры,  эксперты и
специалисты  давно бьют тревогу по поводу тяжелейшего демографического
кризиса, осуществляют буквально экстренные меры по  преодолению  спада
рождаемости, по привлечению в Россию мигрантов из соседних стран. Однако при
этом тихо,  без  громких заявлений и шумихи в прессе, некоторая  часть
населения России, вытесняется, буквально выпихивается за рамки общественной
жизни, научного и экономического потенциала страны. И не такая уж малая
часть. Речь идет об инвалидах и о том, как руководство нашей страны, в
первую очередь - Министерство образования и науки РФ, относится к этой части
наших детей, нашей российской молодежи.  Нельзя забывать, что на фоне
демографического спада в стране  с каждым годом растет количество детей и
молодежи, имеющей проблемы со здоровьем.

-   Как известно, в процессе административной реформы Министерство
образования и науки  РФ пару лет назад ликвидировало управление,  ведающее
специальным школьным и профессиональным коррекционным образованием, затем и
органы образования субъектов Российской Федерации стали  ликвидировать и
сокращать аналогичные подразделения. А какова ситуация в столице?

-   К чести Москвы, в Департаменте образования нашего города эти
разрушительные изменения не произошли. Но в целом, в нашем государстве
сегодня, действительно,  отсутствует  управленческая  структура, которая
отвечает за развитие  образования для  людей с ограниченными возможностями
здоровья и обеспечивает  качество этого образования. В результате сегодня во
многих регионах России  под тем или иным предлогом закрываются коррекционные
школы и учреждения профессионального образования. Детей с особыми
образовательными нуждами принудительно переводят в спешно создаваемые
коррекционные  классы или на надомное обучение. Квалифицированные педагоги
вынуждены менять профессию и искать другую работу.

-   В чем, на ваш взгляд, причины столь колоссальных преобразований?

- Думаю, в желании использовать  освободившиеся  здания и земельные участки,
а также стремлении сэкономить средства на обучение и воспитание   лиц с
ограниченными возможностями здоровья.  Но подобная сиюминутная
экономическая целесообразность  оборачивается большой бедой и большими
расходами. Многие из детей-инвалидов нуждаются в  специально организованном
образовании, в специфических  методах и приемах обучения. Незрячие дети
учатся писать по системе Брайля. Глухие   овладевают  специальной системой
восприятия речи. Дети, имевшие в раннем  возрасте задержки развития,
постепенно  выравниваются при помощи специальных методик и приемов обучения.
Но все это возможно только при помощи специалистов и  в  специально
созданных условиях.

-   Чем грозит детям-инвалидам такое решение их проблем в сфере образования?

-   Лишенные специальной  коррекционной и педагогической помощи дети и
подростки, например, страдающие задержками психического развития или
интеллектуальной недостаточностью, пополняют ряды несовершеннолетних
правонарушителей и иные группы риска. А ведь они могли бы стать полезными
гражданами, хорошими работниками в тех сферах, где не требуется высокая
профессиональная квалификация.  С другой стороны, многие дети и молодые люди
с ограниченными возможностями здоровья, которые могли бы выучиться и
заниматься сложным квалифицированным трудом, лишены возможности получить
полноценное образование. Эти юные российские граждане могли бы стать
учеными, художниками или писателями. Однако своими действиями наше
государство обрекает их на малограмотность и полное отсутствие социальных
перспектив.  Как следствие - на  социальное иждивенчество и нищету.

-   Тем не менее, в последнее время на федеральном уровне было принято
немало нормативных документов, посвященных вопросам реабилитации и
социальной защиты инвалидов:

-   Увы, практически все они направлены на  отделение  этой категории
российских  граждан от  общества. Достаточно вспомнить  определения
критериев для установления групп инвалидности,  содержащиеся в Приказе
535  Минздрава РФ, который используется в работе медико-социальных
экспертных комиссий, в значительной степени определяющих  судьбу каждого
российского инвалида.  Этот документ согласован с Министерством образования
и науки РФ, для которого оказалось неважным, что формулировка "неспособность
к обучению"  противоречит не только нашей Конституции, но и всем современным
международным нормам в области образования. Весь цивилизованный мир вот уже
больше сорока лет  говорит о том, что  нет  на земле людей, неспособных к
обучению.  Все могут чему-то обучиться,  при этом задача всех
правительств  - создать  условия для  образования и развития каждого
гражданина, а  задача  специалистов - определить, каким образом построить
обучение так, чтобы оно было максимально эффективно  для развития,
личностного роста и раскрытия потенциала каждого человека. Увы, Министерство
образования  не нашло для российских граждан, имеющих ограниченные
возможности здоровья, место в общественной и экономической жизни страны, и
вследствие этого нисколько не озабочено тем, чтобы они  имели равные права в
доступе к полноценному и качественному образованию. Проблемы образования
инвалидов  остались и за рамками  приоритетных направлений развития
образовательной системы Российской Федерации, и Федеральной целевой
программы  развития образования на 2006-2010 годы. Федеральных чиновников не
волнует даже повсеместное нарушение требований законодательства о создании
безбарьерной среды в учебных заведениях. Кстати, вход в здание самого
Министерства образования и науки Российской Федерации не доступен для
инвалидов с трудностями передвижения. В течение последних двух лет
Министерство образования не  подготовило и не выпустило ни одного
нормативного документа, обеспечивающего защиту конституционного права на
образование  детей и молодых людей с ограниченными возможностями здоровья.

-   Можно ли решить проблему на региональном уровне, минуя пробелы в
федеральном законодательстве?

-   Конечно. Каждый регион  вырабатывает собственные подходы к решению этой
проблемы, исходя из собственных финансовых возможностей и уровня
управленческих кадров, работающих в органах образования. Кое-где, например,
в Москве, дела обстоят лучше. Здесь, действительно, работают, ремонтируются
и содержатся школы и школы-интернаты, поддерживаются учителя, осуществляется
подготовка и переподготовка  педагогических кадров.  Развиваются даже
некоторые новые формы образовательных учреждений. В столице созданы
специальные школы надомного обучения, появляются в виде экспериментальных
площадок образовательные учреждения совместного интегрированного обучения, в
которых больные дети  могут учиться и воспитываться  вместе со здоровыми.

-   Тем не менее, есть, наверняка, проблемы и в нашем городе. Какие, на ваш
взгляд, самые серьезные?

- Например, и в Москве детей-инвалидов  продолжают массово зачислять на
надомные формы обучения. Причем, не только детей, нуждающихся в особом
режиме обучения или в  каких-то особых условиях. Сегодня практически
невозможно устроить в обычную школу, на нормальную  форму  школьного
обучения,  ребенка, имеющего инвалидность по диабету, онкологическому
заболеванию, заболеваниям сердца, почек. Директор не хочет брать на себя
ответственность за  такого ученика, а учителя -  работать с детьми,
отставшими от класса из-за долгого пребывания в больнице. Вот и зачисляют
почти любого ребенка, имеющего инвалидное удостоверение, на надомную форму
обучения, при которой он лишен нормального детского коллектива, а  все
общение с учителями  составляет 8, а в старших классах  - максимум 12
учебных часов в неделю.  Между прочим, именно это и есть дискриминация.  Не
говоря уже о том, что множество инвалидов-сирот, постоянно проживающих в
детских домах-интернатах системы социальной защиты населения, вообще лишены
доступа к образованию. Я лично знаю несколько живущих в психоневрологических
интернатах очень неглупых  молодых инвалидов с  детским церебральным
параличом,  которые никогда не учились, а грамоту и счет освоили, будучи уже
взрослыми, с помощью добрых людей, в  больницах или медицинских центрах, где
они лежали на операциях или проходили лечение. В их картах стоял  тот самый
диагноз, который поддерживает Министерство образования  - "необучаемый".  В
домах-интернатах системы соцзащиты  практически все дети-инвалиды-сироты не
имеют доступа к образованию,  в  том  числе и  в  Москве.

-  То есть даже в благополучной Москве  инвалиды не
равноправны  с другими горожанами в области образования. Как решить эту
проблему?

-  Россия - одна из немногих развитых стран, в которой отсутствует
антидискриминационный  закон, обеспечивающий право  граждан с ограниченными
возможностями здоровья  на  образование, в том числе, специальное. В нашей
стране законопроект "Об образовании лиц с ограниченными возможностями
здоровья" был разработан более 10 лет назад  под руководством депутата
Государственной Думы, доктора философских наук,  профессора и в то же время
инвалида 1 группы по зрению, Олега Николаевича Смолина.  В  январе 2001 года
Президент России  дал поручение  своей администрации  согласовать с
разработчиками текст этого законопроекта. Однако  оно до сих пор не
выполнено,  вследствие  чего закон, ограждающий  людей с ограниченными
возможностями  здоровья от дискриминации в области образования, в России
так и не принят. Согласно Конституции Российской Федерации и международным
документам, ратифицированным  нашей страной, право на образование является
важнейшим и неотъемлемым правом  человека и гражданина России. Во всем мире
инвалиды боролись за свои права, и надо сказать, многого достигли. Нам тоже
надо научиться  защищать и отстаивать свои права, объединять для этого
усилия различных общественных сил и заинтересованных граждан. Нам надо
научиться отстаивать свое человеческое достоинство и заставить федеральную
власть услышать нас. "Образование для всех!" - это не просто название
международной программы ЮНЕСКО или красивый лозунг. Это - требование нашего
времени.


Счетчик посещаемости и статистика сайта