А.В.Суворов

НЕВЕРБАЛЬНАЯ ОРИЕНТИРОВКА

Общение на жестовом языке следует считать скорее вербальным, чем невербальным. Развитый жестовый язык в значительной степени знаковый, как и словесный; он возник для нужд сурдоперевода, а потому ориентирован на тот национальный словесный язык, с которого переводят. (На русский, английский и т.п..)

Общение - это ориентировка в себе по отношению к другим, в других по отношению к себе. Например: "Я тебя люблю". В этом можно сориентировать вербально - сообщить о своих чувствах словами. Или, что, по сути, то же самое, жестами. А можно нежно погладить по головке, по щёчке, по руке... То есть передать своё чувство невербально.

Зрячеслышащих особенно интригует, как происходит невербальное общение при слепоглухоте. Узнавание, ориентировка в эмоциях, в самочувствии. В том, есть ли кто рядом...

Зрячеслышащие пытаются представить себя на месте слепоглухих, чаще всего безуспешно. В этом им в какой-то степени могут помочь книги, написанные слепоглухими - например, "Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир" О.И.Скороходовой. Особенно первая часть - о восприятии. Почувствовать вибрацию пола от чьих-то шагов - и определить, кто именно подходит. Узнать кого-то по определённым духам.

1. УЗНАВАНИЕ

Очень интригует зрячеслышащих узнавание "по руке". При этом часто ведут себя крайне бестактно. Суют под ладонь слепоглухого свою руку и назойливо, бесцеремонно требуют узнавания. Рука обычно совершенно неподвижна. И от меня требуют узнать по неподвижной руке точно так же, как зрячеслышащие узнают по лицу.

Не знаю,. что значит узнавать "по лицу". Читал и много раз слышал, что для зрячеслышащих лицо наиболее информативно. Какие-то черты лица... Что это такое? Глаза светятся... Это как?

И мне бывает очень неловко, неудобно, когда берут мою руку и вдруг начинают едва ли не тереться лицом об неё: ощупай, мол, какое у меня лицо, представь меня себе. А что там? Нос, губы, щёки, глаза, лоб - всё на месте... Какие такие особые приметы искать? И зачем? Что, при каждой следующей встрече полезу ощупывать лицо? Даже если мне это разрешат - не думаю, что это уж такое удовольствие. Да и мне самому чужие лица мять... что-то мешает... какой-то внутренний тормоз... Этический, пожалуй.

Насколько знаю, по телефону голоса не всегда узнаваемы. И считается, скажем мягко, не очень хорошим тоном настырно допытываться, кому принадлежит голос. Или требовать, чтобы тебя по голосу узнали. А что, более тактично требовать от слепоглухого, чтобы узнал по руке? Не тактичнее ли сразу назвать себя?

Я не обязан, подобно Скороходовой, разбираться, какие духи как пахнут, и с запахом каких именно духов смешивается, извините, запах пота, подчас куда более ощутимый. Не силён я в парфюмерии, что поделаешь... Да никогда особенно этим и не интересовался. Имею право на такое безразличие. Есть много более интересного для меня в мире. А запахи... Главное - приятно или неприятно пахнет. Если речь о запахах пищи - вкусно или тошнотворно. У хрена аромат - не дай Бог... Не сразу сообразишь, это хреном пахнет - или кто-то воздух испортил.

Узнавание по вибрации от шагов... Пол разный бывает. Дощатый, паркетный передаёт вибрацию хорошо. Бетонный, покрытый линолеумом - плохо. А у меня ещё и плохая чувствительность ног. Я плохо чувствую поверхности, по которым хожу, не говоря уж о вибрациях. И вообще, кто чем слушает... На первомайской демонстрации, где мы стояли рядом с оркестром, спрашиваю мальчика, воспитанника загорского детдома, почему он без слухового аппарата. Тот отвечает - наповал: "Я слушаю животом!" Там у него вибрация от близкой музыки...

У меня есть маленькая поэма "Шаги". Это я лежал после купания в Иссык-Куле на досках пирса, и всем телом ощущал вибрацию шагов. В стихах это передано через изменение ритма. Быстрый чёткий шаг явно молодого человека, побежка малышей, грузный марш пожилого увесистого ветерана войны и труда... (Как шутит Виктор Суворов: стопятидесятикилограммовый генерал, стовосьмидесятикилограммовый маршал.)

Можно, конечно, иногда узнать и по запаху. От кого-то постоянно несёт перегаром, от кого-то - табаком, от кого-то

- странной смесью одеколона с... э... тухлыми яйцами, что ли (бывают такие "ароматные" мужчины, после которых не сразу и в ванну полезешь - надо подождать, пока проветрится). Чьё-то дыхание, по остроумному выражению Поля Брэгга, "может убить вола".

А в общем, всё это очень ситуативно. Я лично никого не могу узнать со стопроцентной гарантией. Особенно когда много народу. Случалось, обходя круг человек в тридцать, не узнавал в нём и родную маму. Сплошь да рядом одних принимаю за других. Ну, если два - три человека... В трёх соснах чаще всего удаётся не путаться, и то не без греха. Хорошо, если габариты "сосен" очень уж различаются. Или фактура кожи - у кого погрубее, у кого более гладкая, у кого потвёрже, как дощечка, у кого помягче. Руки бывают натружены по-разному: не на сто процентов, но можно сообразить, кто натрудил себе руки стиркой и другой подобной работой, кто - огородом, а кто - металлообработкой... У кого-то - спортивные мозоли... Степень влажности: у кого-то руки посуше, у кого-то - сильно потеют. Температура: у кого-то руки обычно тёплые, у кого-то

- холодные.

Да вот ещё признак - маникюр... Кто-то стесняется "царапаться", когда пишет у меня по ладони, а кто-то - ничуть, и таких царапучих бывает легче понять.

В небольшой компании по-разному натруженные, разных размеров, разной температуры и влажности, разной "царапучести" руки различить не сложно. А чем больше народу, тем сложнее сориентироваться.

Легче узнать человека по движущейся руке, чем по неподвижной. И очень раздражает, просто злит и бесит, когда кто-нибудь пристаёт с ножом к горлу: узнай его именно по неподвижной конечности.

А уж прикасаться к лицу... Это только с очень близкими людьми и/или - чуть-чуть, мимолётно. Но ни в коем случае не мять чужое лицо. Даже если сам обладатель данной физиономии настойчиво предлагает эту физиономию пощупать, и мнёт её моими руками - всё равно неприятно.

Дети очень хотят, чтобы я их не путал, тактичны, однако изобретательны. Тактичность проявляется в том, что никогда не играют в "узнавалки" - наоборот, всячески изощряются, чтобы по какому-то отличительному признаку помочь себя узнать. Девочки чаще всего предлагают узнавать их по кольцам, браслетам. Увы, разве что этой сбруи уж очень много... Как больше ни у кого. Одна девочка, подходя, всегда опускала мою руку как можно ниже - никто больше так не делал, и мне ясно, с кем имею честь. Мальчика в начале смены потрепал по голове - и он тут же сделал это своим отличительным признаком: при каждой встрече треплет по голове меня. Весело и безошибочно - если никто не додумается до такого же. Один юный танцор, беря мою руку, начинал как бы танцевать с нею, будто с дамой... Покачивает мою кисть в воздухе, заставляет её слегка подпрыгивать... Я в такое - влюбился. Другой, когда мы спали в одной комнате, не мог уснуть из-за моего храпа - и будил меня, хватая за нос. Потом это стало его отличительным признаком: при встрече хвать за нос - всё ясно, кто это. Но так можно только ему, никому больше. От других - не понравится, да и путаница начнётся. А ещё при встрече одна девочка начинает шутливо дёргать меня, иногда немножко и чересчур... Хорошенького понемножку. Как и таскания за нос.

Со стороны ребят это воспринимается нормально - игра. Но поведи себя так же взрослый - может нарваться на весьма отрицательную реакцию. Иногда на неё нарываются и подростки

- если спутаю с кем-то из взрослых.

А в общем, все выкручиваются, кто во что горазд, лишь бы узнанными быть.

2. ОРИЕНТИРОВКА В ЭМОЦИЯХ И САМОЧУВСТВИИ Зрячеслышащие опять же лопаются от любопытства, как это

возможно при слепоглухоте - определить настроение и

самочувствие.

Всё очень индивидуально. И, наверное, зависит от опыта общения, а тот, кроме всего прочего, зависит и от сохранности органов чувств. У кого-то прекрасное равновесие и виброчувствительность, а у меня - нет... Кто-то свободно подлаживается под идущего рядом, приноравливает свой шаг, очень чуток к малейшему движению попутчика, ещё и меня ведёт, лучше зрячего. Я - увы... С моей косолапостью, неуверенностью, спотыкливостью - лучше подлаживаться ко мне. И у ребят это получается так, как если бы сами они по-другому и не ходили.

От этой взаимной "состыковки" очень зависит настроение. Иначе - пререкания, бурчание... Мальчик очень чуток к малейшему моему напряжению, просит расслабиться - да просто требует - и чтобы расслабить, трясёт мою руку с такой энергией, что выходят из строя часы. Не раздражаюсь - у меня к ребятам изначально очень положительное отношение, им можно многое.

Вялая рука, что ни скажешь, о чём ни спросишь - нет реакции. В чём дело? Внезапно испортилось настроение? Почему? В общественном транспорте подобное может означать застенчивость. Зеваки пялятся, и подросток чувствует себя неуютно. Может попривыкнуть, приспособиться, начать всё воспринимать не без вредного, насмешливого по отношению к зевакам, юмора. А может сбежать от меня.

Нет ничего такого в движениях, что не имело бы смысла. Держу пламенную речь, меня вроде бы слушают - и вдруг начинают поглаживать по руке. Мысли путаются, не могу продолжать говорить. Нежданная ласка отвлекает, сбивает с толку.

Какую другую, а вибрацию столешницы, когда по ней вдруг начинают барабанить во время моей лекции, мгновенно почувствую. И попрошу прекратить - под этот аккомпанемент лекция невозможна.

Однако неподвижная, вялая рука собеседника

(переводчика) тоже не вдохновляет. Я жду активности, но не

рассеянной, а подтверждающей, что говорю - не в пустоту.

Сжатие моей руки в знак согласия с моими мыслями, покачивание из стороны в сторону - в знак несогласия, сомнения, а вот рука безвольно повисла - уж не огорчил ли чем, не обидел ли...

Рука бывает задумчивая, грустная, усталая, спокойная, нетерпеливая. Бывает хмурая и ясная. Вот она потихоньку высвобождается из моей руки - дай отдохнуть, подремать, подумать, не приставай. А вот резко вырывается из моей руки

- чем-то обидел, рассердил. Рука умеет кричать на меня - очень резкие, злые движения. Но вот гроза прошла, и рука доверчиво ложится ладонью в мою ладонь - прости, бес попутал, не бери плохого в голову, всё хорошо... Но и не допытывайся, почему ещё пять минут назад я вёл себя так грубо. Перестал грубить - и ладно, мир, мир.

Не примешь это предложение мира без лишних расспросов о причинах войны - ссора продолжится. "А что, умрёшь, если не будешь знать, почему я так себя вёл? Это допрос? А где мой адвокат?" Отбираю руку, едва прикасаюсь к руке недавнего грубияна. Он снова настойчиво вкладывает свою ладошку в мою: "Мир! Мир!! Мир!!! И ни о чём не спрашивай! Ну пожалуйста!"

Я тоже умею быть недотрогой. Ну хорошо, мир...

Кожа не гладкая, но и не такая уж грубая, тёплая, сухая, сжимает мою руку осторожно, однако уверенно. Спокойные руки, добрые,и надёжные, можно почувствовать себя защищённым.

Кожа потливая, чуть что, почему-то - образ тростинки, былинки. Такие руки часто бывают холодными. Нервозность, неуверенность в себе, может быть, и с сердцем что-нибудь... Во время сильного волнения бывает и со мной - руки прямо коченеют... А в остальном - жарко.

Не говорю уже о треморе. Ты чего так трясёшься? Что тебя напугало? Попутчик затрясся, явно что-то увидев или услышав. Я не в курсе, но по реакции попутчика понимаю - что-то не так.

У рук своя интонация. Без кавычек - тон, тонус. Кто-то пишет по ладони (или дактилирует, то есть говорит посредством пальцевого - дактильного - алфавита) уверенно, энергично, с крейсерской скоростью - быстро, но как раз так, чтобы поспеть понять. Кто-то очень медленно выводит на ладони каждую букву, боится быстрее - вдруг я его не пойму. Подбадриваю. Кто-то еле-еле касается моей кожи - пишет почти в воздухе, понять невозможно. Стесняется давить на кожу, вдруг причинит неприятные ощущения... Подбадриваю. Вот начал давить, вдавливать пишущий палец мне в кожу, или дактильно - напружинил пальцы, каждая буква словно выстреливает. Молодец. Подбадриваю.

Резко сжимаю руку собеседника и тут же отпускаю: либо прошу перейти к следующей мысли (мол, понял уже), либо прошу дать мне высказаться до конца.

Собеседник чем-то занят. В ответ на моё обращение быстро сжимает моё запястье - мол, слышу, понял, согласен.

Обычно, кончив дактилировать, свою руку оставляют в моей, или убирают не сразу. Это нормально, я спокоен. Но вот, едва кончив говорить, сразу убирают руку, словно не хотят лишнего мига соприкасаться с моей рукой. В чём дело? Брезгливость? Почему? Откуда? За что? - ни за что. Чем обидел? - Ничем. Но - свежо предание, а верится с трудом. Что-нибудь да не так!

Когда пишу "рука", имею в виду обычно кисть руки. Не выше запястья. Остальное для меня - не рука. "Предручье".

Меня всегда интересовали позы, но ведь не будешь ощупывать каждый раз всю фигуру. Это почти то же самое, что и мять лицо. Хотя мгновенно коснуться щёк себе позволяю - в поисках улыбки. Мешки под мамиными глазами принимал за улыбку, и только после её смерти мне объяснили, что это мешки. И показали их под моими глазами. А я думал: раздвинуто в стороны от носа - значит, улыбка.

Держа большой палец у мамы под подбородком, а остальные пальцы - под затылком, я мог контролировать движения маминой головы. Кивает - "да". Мотает - "нет". Жмёт плечами - не знает, что сказать. Я позволял себе трогать и мамины губы. Если она пыталась меня понять, губы приоткрывались и немного вытягивались. Я смеялся: "Клювик-ворчлювик". Нет, она не была ворчливой, просто мне так нравилось говорить...

А позы... Они особенно интересны у детей и подростков. Но и "подсмотреть" сложно - всё время меняют. Невозможность наблюдать детские позы - один из поводов для особо острого сожаления, что не вижу...

3. Ладонные излучения

Обращать внимание на это я начал под влиянием экстрасенсов. Джуна Давиташвили предложила полечить меня своим "неконтактным массажем". Не вылечила, однако мне было интересно прислушиваться к своим ощущениям во время сеансов. Мой друг Ирина П., слабовидящая глухая, Давала характеристики личности, подставляя свои ладони под ладони другого или, наоборот, держа свои ладони над его ладонями. Мне тоже предложила так попробовать.

К своему удивлению, я обнаружил, что ладони очень разные не только по фактуре кожи, температуре и степени влажности. Оказывается, одни участки ладони теплее, другие холоднее. Есть центры наибольшего тепла, а есть - реже - и центры холода. И локализация разная: у запястья (и даже на запястье), у основания большого пальца, в центре ладони, вдоль пальцев, на кончиках пальцев...

Поначалу я так их и называл - "тепловые центры". Потом решился на более точное название - "ладонные излучения". То, что ощущалось "центрами" наибольшего тепла или холода - ощущалось как источник излучения. Эти лучи иногда словно пронизывают мои ладони, а иногда нет. Иногда чувствуется некое струение, иногда нет. Лучи ощущаются светлыми, тёмными...

По характеру излучения - интенсивность, тёмность (или светлость), локализация - ощущается определённая личность. Тёмные лучи у запястья, у основания большого пальца - тёмные точки (кружочки) в этих местах, чётко очерченные... Такой человек ощущается замкнутым, недоверчивым, как бы прячущимся в норке. Ладонные чашечки, полные переливающегося через край тепла, однако чётко очерченные - энергичный организатор, готовый решать чужие проблемы, не склонный делиться своими. Тёмные лучи от основания большого пальца к кончику указательного, бывает и шириной в два пальца - захватывает средний палец. Самоутверждение, целеустремлённость, упорство, не без агрессивности... Ладонь пронизывает холод, как будто там дыра - равнодушие... Чем ближе источник лучей к кончикам пальцев, тем личность ощущается более открытой, доверчивой. У меня самого излучения сдвинуты к внутренним краям ладоней, вытянуты вдоль внутренних краёв к основаниям мизинцев. (Чувствую это, складывая ладони вместе; кстати, если обе руки здоровые, излучения обычно симметричны, а если одна рука поражена параличом, симметрии нет.) Свои собственные лучи воспринимаю как пограничные - границы между двумя мирами, внутренним и внешним, в которых живу.

Это всё чисто интуитивно. Не знаю, почему разные излучения воспринимаются так, а не иначе. Не знаю, почему они говорят мне о таком, а не другом складе личности. Так чувствуется - и всё тут. Да и сами лучи ощутить - не просто, надо натренироваться. Вернее, надо знать, что именно ощущать. Иначе ничего не почувствуешь. А вернее - не сможешь разобраться в своих ощущениях.

Я действительно чувствую ладонные лучи. Но чтобы почувствовать их, надо сосредоточиться, "вчувствоваться". Впрочем, мне вполне хватает того, что получаю в ходе самого обычного, естественного общения. К ладоням надо "подключаться" специально, это привлекает излишнее любопытство собеседника. И главное, без подключения к ладонным лучам я вполне могу обойтись. Ну, разве что проверить с их помощью общее впечатление от человека...

Постоянно всех подряд просить подержать ладони над моими ладонями - как-то уж слишком... Ну, выбивает из естественной колеи общения, отвлекает...

К тому же появляется масса желающих узнать, хорошие они или плохие, подержав свои ладони над моими. Это быстро утомляет. Скоро чувствуешь себя опустошенным. Поэтому я стал предпочитать не очень-то афишировать подобный экзотический способ ориентировки в людях. Достаточно и того, что даёт неизбежное соприкосновение, когда мне пишут по ладони или дактилируют. Подключиться к ладоням - это, наверное, примерно то же, что и посмотреть в упор, глаза в глаза. Напрягает, смущает... Тревожное любопытство, а то и внутреннее сопротивление: да ну тебя, колдун, всё выдумываешь, ничему не поверю! Такая изначальная установка на недоверие мне больше нравится, чем готовность проглотить

любой "диагноз". Люблю самостоятельных, не нуждающихся в

оракулах. Ведь поди объясни, что мои ощущения мимолётны,

сейчас одни, через минуту могут быть другими...

И не надо рассматривать их как тест на хорошесть. Как приговор какой-то. (Одна глухая девочка ворвалась однажды в мою комнату в лагере: "Я хорошая или плохая." - и суёт мне свои ладошки, не принимая моих немедленных заверений, что, конечно же, хорошая.)

Я ничего не диагностирую. Просто пытаюсь дополнительно сориентироваться. И правы те ребята, которые назвали это "игрой в ладошки". Для меня это, конечно, не совсем игра - попытка дополнительно вчувствоваться в человека, - но для него пусть лучше будет игрой.

Мне очень не понравилось, когда одна женщина стала упорно пристраивать ладонь своей правой руки в ладони моей левой. Она хотела таким образом установить со мной "энергетический контакт". А неплохо бы задуматься, хочу ли я его устанавливать. Да, иногда я на это иду. Но только с очень близкими. И только с их согласия. Иначе лучше пусть моя ладонь будет на тыльной стороне кисти... Сам я "энергетического контакта" предпочитаю никому не навязывать.

Смысл невербальной ориентировки при слепоглухоте - хоть как-то компенсировать сенсорный дефицит. Каждый из нас выкручивается, как может. И не надо навязывать нам зрительные стереотипы, самоотверженно предоставляя, например, свою физиономию для ощупывания. К тому же зрячеслышащие не знают, что это такое - "щупать". Берут, например, мою ориентировочную трость, и начинают с такой силой тереть ею об асфальт, бить по поребрикам, что мне становится страшно, не сломали бы трость. На самом деле достаточно лёгкого постукивания, лёгкого касания поверхности перед собой... С пальцами точно так же. Чтобы что-то почувствовать, не надо изо всех сил мять, давить при ощупывании. Так делают только те, кто щупать не умеет. А умеющему достаточно лёгких прикосновений.

Но - ещё и ещё раз: на мою кожу, когда пишете по ладони, прошу нажимать! Пальцем, длинным ногтем, непишущим концом авторучки либо карандаша. Иногда к моей коже почти не прикасаются, пишут почти в воздухе, и попробуй тут хоть что-то понять...

Точно так же, ради разборчивости дактильной речи, пальцы должны пружинить. Всю руку надо напрягать, держать кистью вверх, а не вниз, как дохлую змею. Пускай "змея" стоит на хвосте. То есть локоть внизу, кисть - вверху. Ни в коем случае не наоборот. Иначе мне придётся выворачивать мою "слушающую" руку, что страшно утомляет. И, повторяю, пальцы должны пружинить! Каждой буквой надо как бы "выстреливать". Все комбинации пальцев должны быть чистыми, а не лишь намечающими нужное. Если пальцы в букве должны быть прямыми

- их и надо выпрямлять, а не оставлять полусогнутыми, как часто бывает. Иначе общение превращается в пытку.

(В вербальном общении всегда есть невербальный компонент, поэтому пишу об особенностях письма по ладони и дактилирования.)

1 - 6 июля 2006

Счетчик посещаемости и статистика сайта