А.В.Суворов,
Действительный член международной академии информатизации при ООН,
Доктор психологических наук,
Профессор кафедры педагогики УРАО
 
ПЕРВЫЙ НЕДЕЛЬНЫЙ ОТЧЁТ
01.02.2006.
В пятницу 27 января звонили с кафедры. К огромному моему удивлению, попросили отчёт за 2005 год. Но я же сдал, помнится, сразу после отпуска в прошлом году? По моей просьбе мой личный лаборант Суворов Василий Васильевич звонил на работу ещё несколько раз, выяснил, что мой прошлогодний отчёт нашли, однако достаточно ли его, осталось неясным.
Лаборант очень удивил меня сообщением, что научный отчёт требуется не только от меня, но и от него. Но Василий Васильевич – это прежде всего мой сопровождающий и курьер. Так было с самого начала, когда его взяли на работу, - только ради элементарнейшей, простейшей помощи мне. Чтобы я мог при необходимости доехать до университета, или что-то в университет передать, например, хоть данный отчёт. Иногда – простейший перевод по телефону. Какой такой с него научный отчёт? Совершенно ясно, что за него отчитываться должен я – выполняет ли он указанные выше функции.
Я ничего не понимал. Нигде и никогда от меня не требовали никаких отчётов, кроме годовых. Годовой я сдал. Его могли куда-то засунуть и не сразу найти, но нашли ведь? Отчёта за лаборанта от меня до сих пор никто никогда не требовал. Его функции вроде подразумевались… А тут вдруг – пиши какой-то новый отчёт, да ещё и за лаборанта.
Поэтому я в понедельник 30 января попросил лаборанта снова позвонить на работу, уточнить ситуацию. В результате запутался ещё больше. Оказывается, с меня требуются ещё и еженедельные отчёты. Я понял, что по телефону в этой петрушке не разобраться, и жёстко настоял, чтобы Ольга Глебовна продиктовала моим домашним, а они мне, электронный адрес кафедры. И сразу же написал на кафедру следующее письмо:
----- Original Message -----
From: “Alexander Suvorov” <zarbokid@suvorov.ioso.ru>
To: <gleb@urao.edu>
Cc: <asuvorov@yandex.ru>
Sent: Monday, January 30, 2006 2:09 PM
Subject: ОЧЕНЬ ПРОШУ ОБЪЯСНИТЬ МНЕ СИТУАЦИЮ
 
· Здравствуйте, Ольга Глебовна!
· Муж сестры  продиктовал мне электронный адрес кафедры.  АБСОЛЮТНО
· НЕОБХОДИМО установить прямой контакт по электронной почте.  Дактильный
· (пальцевый) перевод по телефону - ИСПОРЧЕННЫЙ ТЕЛЕФОН.
· Мой основной адрес, на который сбрасываются сообщения с гостевой
· книги моего  личного сайта,  - asuvorov@yandex.ru.  Дополнительный,  с
· которого сейчас пишу,  - zarbokid@suvorov.ioso.ru. Писать мне лучше на
· оба ящика - так связь будет надёжнее.
· Я сейчас в положении  Чацкого,  который  не  поймёт  в  четвёртом
· действии «Горя  от  ума»,  «какими чудесами» объявлен сумасшедшим.  Не
· только еженедельных,  но и ежеквартальных отчётов я никогда  нигде  не
· сдавал - только годовые.  Нельзя ли прислать мне текст приказа ректора
· по электронной почте?  Я хочу понять,  на каком я свете - ещё на  этом
· или уже на том?
· Как отчитываться за брата?
· ОЧЕНЬ ПРОШУ ОБЪЯСНИТЬ МНЕ СИТУАЦИЮ.
· Ваш - Суворов Александр Васильевич.
· 30 января 2006.
 
Дело в том, что я связан по электронной почте со всем миром – кроме родной кафедры. Не раз просил об установлении такой связи – единственно возможного прямого дистанционного контакта со мной, - но фатальным образом ничего не получалось. Моя специфика – то, что я не вижу и не слышу, - игнорировалась, и со мной упорно пытались общаться, как с обычным работником, по телефону, хотя в моих условиях это означает игру в испорченный телефон. Меньше всего недоразумений может быть только при контакте по электронной почте. Но на этот контакт упорно не шли, хотя я не мог допустить, что УРАО настолько отсталая организация, чтобы не было технических возможностей для связи с сотрудниками по электронной почте.
В общем, хоть по случаю появления нового ректора электронный адрес мне наконец дали, и я им немедленно воспользовался. Для прояснения ситуации.
С электронной почтой на тот момент (позавчера) у меня самого были проблемы. Дело в том, что у меня две почты – ДОС и windows. Первая на старом, вторая на новом компьютере, предоставленном мне Всероссийским обществом слепых 9 марта прошлого года. ДОС-почта тормозит – не поймёшь, по каким законам (если они существуют) одни письма доходят по назначению, а другие нет. А на новой почте изменился логин, я звал друзей на помощь, но они предпочли помогать мне дистанционно – через ДОС-почту консультировать. Самому пришлось разбираться. Я и разобрался – в ночь с 30 на 31 января. Нашёл в настройках логин, исправил его, и всё заработало как надо. Наладил переписку через windows-почту. Получил материалы по элитному образованию для будущих правителей России. Над этой проблематикой работаю уже второй месяц. Мне шлют материалы, я их читаю, реагирую… Точно также работаю и с материалами по общественному движению инвалидов, по движению «Образование для всех». Получаю материалы и реагирую на них.
С 29 по 31 января шла оживлённая переписка с одной студенткой пятого курса по поводу видеоархива, предоставленного ей по моей просьбе первым каналом телевидения. Дело в том, что в апреле прошлого года вышел на экран фильм обо мне «На тёмной стороне Земли». Мне прислали по электронной почте сценарный текст этого фильма, который я иронически оценил как «очередную гражданскую панихиду». И попросил подготовить для меня полный архив предварительных съёмок фильма – на видеокассетах, а если можно, на компакт-диске. На дисках не смогли, а на кассетах передали моей подружке-студентке, участнице фильма. Вот и разбирались по электронной почте, что с этим видеоархивом делать. Я попросил дать описание всех кассет, во-первых, и всё же хотя бы начать их оцифровку, во-вторых. В перспективе – на основе этого архива компоновка более осмысленного и длинного фильма, нежели «На тёмной стороне земли», который затем я попрошу разместить у меня на личном сайте. Мои посетители давно сетуют на недостаток на сайте видеоматериалов, вот мы и сможем пойти им навстречу.
ДОС-почта продолжает барахлить. Я попросил там уничтожить спамированные ящики, но это пока не сделано, и когда я получаю там почту, система для спама упорно создаёт один из уничтоженных мною ящиков. Я сообщил об этом на сервер, но только сегодня получил уведомление, что соответствующее сообщение там получено и прочитано. Надеюсь, моя просьба об уничтожении всех ящиков, кроме самого нового, пока что не вычисленного спамерами, будет уважена… А этот новый я попросил засекретить – ни в коем случае не выдавать в открытые источники информации. Опубликован должен быть только адрес моего личного сайта: asuvorov@yandex.ru.
Кроме всей этой возни по упорядочению электронной связи с внешним миром, вчера продолжал работу над материалами моих командировок в детские лагеря. Вводил в компьютер дневник командировки в клуб ЮНЕСКО «Тропа – Солнечная Сторона», ездил туда в июне – июле 2003 года. Лагерь был горным, дневник я вёл на бумаге, по возвращении в Москву отчитался в течение трёх дней довольно-таки наспех, а теперь дотянулся до ввода бумажного дневника в компьютер. Хочу свести воедино наиболее существенные отрывки из двух таких бумажных дневников – 2002 и 2003 годов – и опубликовать, как минимум, у себя на сайте, а может, и ещё где-то.
Но эту работу, похоже, опять придётся отложить. Снова пришли материалы по элитному образованию. На них надо реагировать в первую очередь, а остальное полежит.
Сегодня работал над этими материалами (Светлана Лурье, «Российская государственность и русская община»). Читал. Приустав, проверил почту. Пришло письмо о том, до какой степени слепоглухой может быть лишним среди зрячеслышащих. Расстроился, взвился, хотел ответить горько и язвительно – однако по правилу «Юпитер, ты сердишься, значит, ты неправ» отложил реакцию, и в конце концов решил вообще не реагировать. Надоело объяснять, что я везде лишний, и весь доступный мне выбор – это выбор наименьшего зла: где я менее лишний… Хватит оправдываться из кулька в рогожку. Буду лучше работать.
От Ольги Глебовны пришёл ответ на моё позавчерашнее письмо, которое, кстати, я послал повторно сегодня ночью с основного адреса. Переслал ответ на основной адрес, потому что дневник недельного отчёта веду на новом компьютере, в windows-среде. Пока пересылку не получил, но суть ответа сводится к тому, что Ольга Глебовна переслала мне выписку из приказа нового ректора, и наконец-то всё стало ясно. Оказывается, от меня требуется отчёт не за год, а за первое полугодие 2005 – 2006 учебного года. К 30 января, но пока-то я смог разобраться в ситуации, настояв на объяснении по электронной почте… Надеюсь, и к ближайшему понедельнику будет ещё не поздно, вместе с первым еженедельным отчётом. Уже сказал своему лаборанту, что он должен будет отвозить эти еженедельные отчёты каждый понедельник на дискете, пусть их в УРАО распечатывают, а саму дискету мне обратно, для следующих отчётов. Тексты отчётов буду дублировать и по электронной почте.
Только что, проверяя, не пришла ли пересылка письма Ольги Глебовны с ДОС-поты, получил срочное письмо по проблемам элитного образования. Отреагировать надо в течение недели, к следующей среде. Черновик этих материалов я читал ещё в декабре, теперь просят помочь сократить и уточнить…
02.02.2006.
Ответил на два вчерашних письма: сообщил о получении материалов по элитному образованию, во-первых, и всё-таки очень тщательно, выверив опечатки и полностью перечитав текст, ответил на письмо о неизбежной изоляции слепоглухого среди зрячеслышащих. Время от времени мне приходится обсуждать эту тематику, и не только про слепоглухих, но и про других инвалидов. В том числе с гостевой книги сайта приходят просьбы о консультации по этим вопросам. Так что такие письма, независимо от того, обо мне ли самом речь или о других инвалидах – это постоянная часть моей работы как практического психолога-консультанта.
Написал дополнения к прошлогоднему годовому отчёту – за первое полугодие текущего учебного года. Эти дополнения вместе с основным годовым отчётом отправил вложениями Ольге Глебовне. Написал ей отдельно сопроводиловку к отчётам. Сообщил, что недельный отчёт готовлю тоже, в виде рабочего дневника.
Возился с полученными по электронной почте материалами, сегодня ещё добавилось. Сохранил вложения в специальной папке на жёстком диске, конвертировал их из форматов doc и rtf в чистый текст для windows. При этом, конечно, из конвертированных файлов улетели все иллюстрации, ну и шут с ними, оригинальные форматы я сохранил в почтовом архиве, а мне с иллюстрациями всё равно делать нечего. Только лишняя морока – и лишнее место на винчестере… Никак не привыкну к объёмам вордовских форматов, предпочитаю экономные чисто текстовые. С компьютерной графикой никогда не подружусь.
03.02.2006.
Сделал рассылку годового и дополнительного отчётов по довольно широкому списку адресов – в Испанию, Финляндию, Волгоград, Орёл, а уж про Москву и говорить нечего – помощнику Смолина в Госдуму, на первый канал телевидения, в альманах «Вопросы интернет-образования», и ещё многим, в том числе администратору моего личного сайта с просьбой в отдельном письме – разместить отчёты на сайте. Рассылку пришлось повторить, потому что первый раз переслал те же вложения, что и на кафедру в УРАО, и с одного из адресов мне тут же сообщили, что вложения не читаются. Тогда я вставил оба отчёта в само письмо и снова послал по тем же адресам.
Звонили из Детского ордена милосердия, срочно зовут. Поеду в понедельник. Сегодня не смог – два часа «развлекался» у зубного врача, ходил туда с лаборантом. Фу, ну и противный же медицинский вкус во рту… После зубного зашли в часовую мастерскую, сдал в ремонт часы, которые стоят с 13 ноября – с момента моего падения с эскалатора в магазине. Через неделю отдадут. Везёт этим часам, самые новые, и уже не помню сколько раз ремонтировались… При падении даже браслет пострадал. В результате не только часы остановились – больше месяца были сильные боли в боку и в спине, гематому лечили гепариновой мазью, и вот с такими адскими болями пришлось ехать сначала в Самару, потом сразу в Орёл. Отменять уже решённые командировки я категорически не хотел. Для лучшего обезболивающего эффекта в Орле купили с Олегом борный спирт и мятную настойку, я его попросил смыть старую мазь с гематомы борным спиртом, прежде чем втирать новую порцию мази. Минут через пять уверенно сказал Олегу, что смыл-то он старую мазь НЕ борным спиртом. Тут же наступила пауза – мой мальчик явно ориентировался в пузырьках, - и затем легонько и весело шлёпнул меня по спине: точно, перепутал, смывал мятной настойкой. Ну оно оказалось и к лучшему, Олег сообщил через полчаса, что боль ушла из моих глаз. Да, на какое-то время мне стало значительно легче…
Я повторно готовил отчёты к отправке, когда ко мне подошла сестра, и стала очень настойчиво лезть что-то сказать дактильно, а мне отрываться от компьютера никак нельзя было. Пришлось несколько раз, всё более резко, потребовать подождать, пока освобожусь. Подчинилась-таки. Подготовив отчёты к отправке, я спросил, в чём дело. Оказывается, в соседней квартире умер пожилой человек, инвалид по зрению – был совсем слепым. Собирали на похороны, и сестра хотела попросить, чтобы я тоже дал. Ну, разумеется, дело святое… хоронят завтра. А я завтра с лаборантом поеду на донское кладбище – в колумбарий, ровно девять лет исполнится со смерти моей мамы, надо заплатить за захоронение, поставить свечу в Донском монастыре, заказать поминание на год. Грустная дата. Из Волгограда от друзей пришло письмо – у них три года назад третьего февраля тоже умерла мама, поминают… Ну и мы завтра помянём свою. А заодно соседа – после похорон… В похоронах я участвовать  не буду – навестить мамин прах мне куда важнее, с прошлогоднего Вербного воскресенья никак не удавалось добраться.
Работал над полученными за последние два дня материалами по элитному образованию. Увлёкся вопросом: какой проблематикой должна заниматься междисциплинарная кафедра, сотрудники которой преподают будущим правителям России? Решил, что это должна быть кафедра россиеведения. Правители должны, наконец, знать свою страну, свой народ, быть прежде всего представителями не некой «восточно-славянской расы», а русской культуры. Кроме всего прочего, такой подход предусматривает радикальный пересмотр и демографической проблематики. Нас тут заживо хоронят – вымираем, дескать. Как будто потомки монголов, поляков, немцев и так далее менее русские по своему вкладу в русскую культуру, чем чистокровные славяне! Да и русская аристократия гордилась Происхождением не от славянской племенной знати, а от варяга – скандинава – Рюрика! У николая Ульянова очень интересная концепция, он чётко различает «великороссов» и русских. Русские – это носители русской культуры, независимо от того, откуда взялись их предки – из Голландии, Германии, Норвегии (Швеции, финляндии), из Золотой Орды, а сейчас широкая миграционная волна не только к нам, но и в ту же Германию – вообще в Евросоюз – из арабской Африки, из Азии (Турция, средняя азия…). Ну и что? Что это за расизм – что за дискриминация мигрантов – не признавать их, тем более их потомков, русскими, хотя никакой другой культуры, кроме русской, они не знают? Сергиево-посадский детдом для слепоглухонемых был единственным в Советском Союзе, были там и есть ребята из той же Средней Азии, педагоги культурой соответствующих республик не владеют – и учат ребят русскому языку, читают они русские книги… От нерусских родственников у них разве что имена, а в остальном они русские. То же самое в США, в тамошнем отделении слепоглухих Перкинс-Скул. Я познакомился там с мальчиком из Индии, из Калькутты, он, разумеется, вырос обыкновенным американцем. Так что охи и ахи по поводу вымирания русского народа – чистейшее биологизаторство, народ никак нельзя спутывать с каким-нибудь биологическим видом в экологической нише, в которой этот вид вдруг начинает вымирать… Мы не нутрии какие-нибудь, не соболи, не черно-бурые лисицы. В общем, не звери, не птицы, да и не ценные породы деревьев, которых мало осталось из-за вырубок… Русскими, немцами, американцами нас делает освоенная нами культура, а не существование среди наших предков восточных славян, древних германцев или… в случае с американцами вообще с самого начала сборная солянка ведь. И тем не менее – это народ, да ещё какой жизнеспособный.
Я в своих комментариях по материалам об элитном образовании как раз увлёкся идеей, что в демографии был бы плодотворен культурно-исторический подход точно так же, как он оказался плодотворен в психологии. А без него получается сплошь да рядом спекуляция, во многом искусственно нагнетаемые страсти-мордасти. Вот и в рабочем дневнике не могу отвязаться от этой темы – давно хотелось высказаться, в прошлом году осенью, прочитав очередную статью про «вымирание», чуть было не написал свою статью, про культурно-исторический подход в демографии. Но всё-таки не написал. Импульс прошёл. А теперь опять возник – в связи с проблемами элитного образования. Ну что ж, этот рабочий дневник предназначен для публикации на моём сайте, так что не бесплодно…
05.02.2006.
Вчерашний день для работы, разумеется, пропал. Мне далеко добираться до Донского кладбища, минимум с двумя пересадками, и очень утомительно после всех травм за эту зиму. С костылём, да ещё эластичными бинтами зафиксировал голеностопы и колени, чтобы опять не оказаться в гипсе, как совсем недавно – правая нога после этого всё ещё очень болит. Ну, я и обещал друзьям смирно сидеть дома до 4 февраля, а уж четвёртого – кровь из носу – на кладбище, девятая годовщина маминой смерти, и не был на кладбище давно, заплатить за место надо было, заказать поминание – мне так спокойнее, мама меньше снится, и более довольная, чем без такого заказа… Всё сделали с моим лаборантом, сползали в собор, я, правда, к патриарху Тихону не стал подходить – больно, попросил лаборанта меня посадить, и без меня поставить толстенную пятидесятирублёвую свечу за упокой… А в колумбарии ставили свечку перед иконой всех скорбящих, такая, вроде бы, там, и другую сожгли перед маминым захоронением, пока там сидели, молчали о ней…
Уж эти мне эластичные бинты… Слабо намотаешь – плохо, слишком сильно – ещё хуже. Сосуды передавливает, больно. На левой ноге, пока ехали на кладбище, бинт сполз. Пришлось в конторе, где за место платить, при всём честном народе штаны снимать, поправлять бинты. Фу, неловко, а что поделаешь… Очень плотные джинсы, по-другому до бинтов не доберёшься…
Домой приехал измученный, сразу принял ванну, а потом позвали на поминки по только что похороненному соседу. Такая грустная нежность горюющих родственников…
Мне весь день сынок мой названный, Олег Г., мнился – справа в вышине витал, светился… Очень чёткое ощущение. Мой мальчик знал, что именно в этот день меня никакие силы Вселенной дома не удержат, наверное, думал обо мне, беспокоился. Спасибо, сынок, за поддержку, сползал на кладбище нормально, а уставать – это тоже нормально.
Зато сегодня поработал на славу. С утра принял почту, пришло два письма – одно из Сарова от моей студентки Ирины З., другое из Волгограда от руководителя молодёжной организации «Достижения молодых» Евгения Александровича Аржанова. Женя очень порадовал своим энтузиазмом, не растраченным с августа прошлого года, когда мы вместе работали на Детских творческих дачах, и он загорелся идеей воспитания у своих ребят социальной ответственности. Сообщил теперь, что начал готовить соответствующую программу для своей профильной лагерной смены летом. Надо будет к нему обязательно поехать, помочь. Он говорил, что обычно его профильная смена в июне – июле, значит, я спокойно успел бы и к нему, и на ДТД в августе. Отпустят ли в командировки?.. Хотя бы проезд оплатили бы, дорогое удовольствие…
Сразу ответил Жене, порассуждал по поводу социальной ответственности бизнесменов, что она никогда не была массовым явлением, но всё же встречается и сейчас. Выразил готовность приехать к нему на профильную смену, помочь с воспитанием социальной ответственности у его ребят – лишь бы официальный вызов прислал вовремя.
После почты весь день работал с материалами по элитному образованию, читал и комментировал. Комментарий только что отправил для обсуждения. И засел за рабочий дневник. Завтра опять сложный день, надо ехать в Детский орден милосердия. Из-за травмы ноги не попал в Школу взаимной человечности, которая проходила на базе Третьего Кадетского корпуса с 3 по 10 января. У меня в это время правая нога была в гипсе. 10 января ещё должны были провести отчётно-выборное собрание, я член Совета Учредителей, научный руководитель. Ну, завтра, надеюсь, узнаю хоть что-то, как ШВЧ прошла, изменился ли состав Совета… И в ЮНПРЕСС зайду, а лаборант пока съездит в УРАО, сдаст отчёты, сам я уж пожалею свою ногу, лаборант без меня управится, а я подожду его в Центральном Совете федерации детских организаций – союзе пионерских организаций, где находится наш Детский орден милосердия.

===================

ВТОРОЙ НЕДЕЛЬНЫЙ ОТЧЁТ
 
13.02.2006.
Вчера вечером загубил файл с рабочим дневником за неделю. Очень устал, уже просматривал
 
текст, решил отдохнуть, дойдя до предпоследней записи. И от переутомления, выключая
 
компьютер, стёр всё, - обнаружил, только проснувшись ночью.
Ладно, лаборант повезёт отчёт после перерыва в электричках. Всего не восстановить, но
 
попробовать припомнить по дням можно.
6 февраля ездили с лаборантом в УРАО и в Детский Орден Милосердия. В УРАО лаборант бегал с
 
дискетой насчёт распечатки недельного отчёта, сдавал распечатку, продлевал наши пропуска. В
 
ДОМе я беседовал с президентом ДОМа Галиной Владимировной Никаноровой, она мне передала
 
подарки со Школы Взаимной человечности, где моя травма ноги произвела переполох... Большой
 
конверт с записками от ребят, я попросил руководителя ЮНПРЕССА Надежду Леонидовну Кулакову
 
ввести эти записки в компьютер и переслать мне по электронной почте - вообще через Надю у
 
меня связь по электронной почте с ДОМом. Кроме того, я отдал Наде конверт с документами из
 
энциклопедии "Лучшие люди России", со свойственной зрячеслышащим слепоглухотой из редакции
 
звонили, слали зрячие бумажки по обычной почте, а возможность выйти на меня по почте
 
электронной, несмотря на наличие сайта, проигнорировали. А мне толком некому переводить по
 
телефону, некому читать их послания на бумаге по-зрячему! Я попросил Надю навести порядок,
 
хотя все сроки уже прошли, И СВЯЗАТЬ МЕНЯ С ЭТОЙ БЕСТОЛКОВОЙ РЕДАКЦИЕЙ.
Дома принял почту, в двух письмах опять ломились в открытые двери по поводу специфики
 
слепоглухоты. В сгинувшем файле я подробно писал об этом, теперь, конечно, ни времени, ни
 
сил, ни желания повторять. Проблемы слепоглухих, как и всех других инвалидов,
 
общечеловеческие, специфичны условия, в которых они встают. Условия эти обостряют
 
общечеловеческие проблемы до предела. И вся работа исследователя специфики общечеловеческих
 
проблем в условиях инвалидности - проследить это обострение общечеловеческих проблем. По
 
самым различным поводам. Собираюсь ЕЩЁ РАЗ сделать это в своей книге "Водяная Землеройка".
 
Ещё раз - в моём творчестве, но - раз и навсегда - в общечеловеческой культуре. Не всё же
 
втолковывать это в письмах и дневниках, надо - в книге!
7 февраля ездили с лаборантом в два места. Встречался с коллегами, друзьями, обсуждал
 
перспективы сотрудничества. Самое существенное: с коллегами по элитному образованию
 
договорился, что в течение недели составлю список произведений, которые должны быть базой
 
общего гуманитарного образования. Самые любимые мною книги. В Психологическом институте РАО
 
встретил коллегу из Орловского государственного университета, и мы поговорили об учебном
 
пособии по сенсорной депривации. Я нечто подобное читал там в прошлом учебном году, план
 
сохранился. Можно развернуть на два - три печатных листа, Любовь Михайловна говорит, что
 
Огу готов это опубликовать... Связал себя сроками - к сентябрю.
8 февраля были  проблемы с электронной почтой, не мог прозвониться на сервер с утра, но
 
наладилось днём. Приезжали гости - дипломница Зоя Н. И первокурсник Олег Г. Олег был
 
замкнутый, вялый, меня это тревожило, и после его отъезда я почувствовал себя очень плохо,
 
жалел, что нам не удалось побыть вдвоём, что я не настоял на этом. Теперь мучиться до
 
следующей встречи, когда - уж постараюсь настоять - мы сможем уединиться и заново понять
 
друг друга. Мальчика постоянно не оказывалось рядом, когда я начинал его искать. Но костыли
 
он мне настроил, поздравительную открытку от академика Бодалёва прочитал, пробовали и
 
дозвониться до Бодалёва, но безуспешно.
10 и 11 февраля работал с почтой. Ответил по поводу зимней сессии Школы взаимной
 
человечности. Там проблемы, ребята второго года обучения стали отказываться помогать
 
инвалидам-опорникам. Кроме того, отвечал на письма из Испании.
7, 9, 11 и 12 февраля много работал с материалами по элитному образованию. Читал и
 
комментировал. 12 февраля наконец отправил комментарий по электронной почте. Теперь буду
 
составлять "любимую библиографию".
24 февраля состоится презентация книги по библиотерапии, в которой среди авторов и я. Такая
 
презентация состоялась 8 февраля в Московском городском психолого-педагогическом
 
университете, меня туда звали, но я отказался - передвигаться по городу мне пока тяжело. К
 
24 февраля подзаживёт нога...
Пропавший дневник гораздо интереснее и содержательнее. Как только угораздило стереть...

===================


ТРЕТИЙ НЕДЕЛЬНЫЙ ОТЧЁТ
13.02.2006.
Лаборант ездил в УРАО с дискетой. Там распечатали куцый, по сравнению с тем, что стёрся, недельный отчёт, лаборант сдал распечатку в ректорат, а мне вернул дискету. Через неделю снова с ней поедет.
Установлен прямой контакт по электронной почте ещё с одним (их несколько) рассыльщиком материалов по проблемам элитного образования. Размышления над этой проблематикой меня за волосы вытаскивают из болота...
Весь день и далеко за полночь, до третьего часа ночи уже 14 февраля, увлечённо работал над списком главных книг. Как просили - самые любимые мною книги. К немалому моему удивлению, таких «с налёта» набралась - сто сорок одна. Много или мало? Говорят, в списке главных книг, самых важных для базового образования, составленном Британской энциклопедией - двести пунктов. Я столько не набрал, и насколько мой список совпадает со списком Британской энциклопедии - не знаю. Правда, тот, что получился - это «с налёта». Можно и пополнить. Вообще-то я составил его хаотически, припоминая по ассоциации с одной книгой другую, третью... Но так и надо было: список не должен был включать все прочитанные мною книги - такой я бы не смог составить, - а только самые главные и самые любимые.
Перечитать список уже не было ни времени, ни сил - его ждут к 15 февраля. По крайней мере, такой срок мы оговорили 7 февраля. Программой проверки лексики нашёл и исправил ошибки, и отправил список по электронной почте по назначению... Потом можно будет разослать его и некоторым другим моим коллегам и друзьям. Можно и на сайте опубликовать. Как-никак - самохарактеристика. Что я за эрудит-ерундит...
От Нади Кулаковой пришли детские записки с Зимней сессии Школы Взаимной Человечности.
От Наташи Волковой пришло письмо по поводу загранпаспорта, где его делать. Вроде бы по месту работы. Лаборант как раз интересовался международным отделом в УРАО. Пора, что ли, туда ехать? Боюсь только, не завязло бы там всё... Если их ни объехать, ни обойти... Я-то думал сделать это по месту жительства... Тем более надо торопиться.
15.02.2006.
Два дня сижу в почте. Отправил восемь писем, не считая уведомлений о доставке. Одно из них в Испанию, четыре в Орёл, остальные по Москве.
Вчитался в письмо Наташи Волковой по поводу загранпаспорта. По месту основной работы надо только что-то там заверить. Не так страшно. Было бы что заверять. Попросил прислать документы, как скачала с интернета. Попробуем разобраться.
Самое важное - переписка по поводу ШВЧ. Пришлось убедиться, что геном Школы взаимной человечности весьма расплывчат. Про главное, родовое, что определяет специфику ШВЧ - постоянно забывают. Сползают то на игру, то на психотренинги, то ещё на что-то. Оглядываясь на пройденный путь, убеждаюсь, что едва ли не главный корректировщик, настойчиво напоминающий про человечность вообще и взаимную особенно - я. Но и я, даром что идеолог, теоретик, научный руководитель, геном ШВЧ представляю себе не ахти как чётко... Обратился за помощью. Ум хорошо, а два лучше.
Будем продолжать думать. Уже получил ответное письмо.
А, хорошая, пожалуй, идея в голову пришла: что если в марте со студентами подумать именно над этим??? Над геномом ШВЧ??? Они мне помогут подготовиться к мартовской сессии, а сами получат отнюдь не абстрактные представления о том, что такое совместная педагогика. И проблему зачёта можно будет решить. Дать всем задание - как сохранить ШВЧ именно в качестве ШВЧ. Как предохранить её от размывания, разрушения всякими извне привлечёнными «технологиями», блин, ну что за идиотская мода! «Минуй нас больше всех печалей» - мода на «технологии»! Машинное - машинам, человеческое - людям... Как реализовать этот лозунг вообще и в ШВЧ в частности?
Сегодня вечером опять были проблемы с электронной почтой. Принимать удавалось, отправлять - нет. Звонил с помощью лаборанта Николаю Суворову, менеджеру моего личного сайта. Он мне ещё в прошлом году сделал на аварийный случай интернет-карточку. Попросил его добавить на неё деньги. Бесплатный сервер время от времени подводит... Вот и сегодня подвёл. Переключился на интернет-карточку - и нормально всё отправил. А бесплатному серверу чем-то не угодил мой основной адрес, судя по сообщению об ошибке... Можно было бы сосредоточиться на интернет-карточке, да вся беда в том, что пополнять на неё деньги я не умею.
16.02.2006.
Ну что такое! Весь день одно к одному, и одно другого хуже!
Отключалась электроэнергия. Я в это время ел, а компьютер был включён. Лаборант сказал, чтобы я его выключил, а дисплей из-за отсутствия света у меня не работал... Пришлось выключать системный блок переключателем у него на задней панели. А не программно, как надо бы. И ждать, пока дадут свет.
Дали, включил машину, всё вроде заработало, а сунулся к электронной почте - «нет гудка»! Туда-сюда, и старый компьютер включил, попробовал принять ДОС-почту - «no dialtone». А лаборант ушёл в поликлинику за лекарствами для сестры... Я поднялся на шестнадцатый этаж к знакомой слепой соседке, умеющей говорить дактильно. Попросил вызвонить одного общего нашего знакомого, который разбирается и в модемных подключениях, и в компьютерных программах. Разумеется, бесполезно. Дома нет, рабочего телефона не знаем, но и вечером прозвониться к нему не удалось... Вернулся домой, там меня уже хватились - и оказалось, что все три телефонных аппарата у нас мертвы. Несчастье, и ни до кого на помощь не дозовёшься. И даже не только в том дело, что я без электронной почты - лаборант практически каждую ночь вызывает сестре скорую помощь, приступы астмы! А как - без телефона? Хорошо ещё, что у мужа сестры мобильник, да он-то иногда по ночам подрабатывает (повар), но в этот раз на месте...
Но на этом не кончилось! Лаборант пошёл выносить мусор, поскользнулся там на какой-то разбитой посудине, упал и порезался. Левую руку порезал. Ну, рану ему обработали, но кровь хлещет, место - возле мусоропровода, где порезался - грязнее некуда, а чистоплотностью мой помощник не отличается... Боюсь нарыва, дай Бог не хуже. Ругаюсь, говорю, что когда завтра в поликлинику опять пойдёт за лекарствами для сестры, пусть обязательно зайдёт к хирургу. Послушается ли...
Ох, перед маминой смертью тоже всякие напасти наваливались одна к одной. Правда, мне уже на это отвечали, что количество напастей пропорционально количеству совершаемых людьми глупостей, всё так, но... Тьфу, слов нет, лучше без этого.
Всё равно работал, конечно. Пополнял список главных книг - потихоньку вспоминается то, что сразу не включил. Обнаружил, что Блока включил два раза. Вставил Светлова. Вставил в список главных книг - и продолжил читать - «Тысячу одну смерть» Лаврина. Про всевозожные убийства - обычные, то есть без затей, уголовные; в виде смертной казни; ритуальные. Какие там ещё окажутся... Очень полезное исследование, столько жутких фактов, автор особенно убедителен, аргументируя необходимость запрещения смертной казни. Всё равно, доказывает он, всегда, абсолютно во всех случаях, есть сомнение в заслуженности этой «меры наказания», есть опасность «судебной ошибки». А кроме того (довод, который я читал и у Б.М.Бим-Бада в «Педагогической антропологии» и в других книгах), нельзя, наказывая убийц, делать убийцами других - палачи ведь тоже убийцы. Только им убивать можно, им это вменяют в обязанность, а другим нельзя. Они, видите ли, других за убийство наказывают - убийством. В общем, ни малейшего смысла в смертной казни. И вина казнимого на все сто процентов никогда не доказуема, и с нравственных позиций, этических, полная чушь. Я вставил эту книгу в свой список главных книг - для управленцев высшего звена, в основу гумианитарного образования которых этот список должен лечь (в числе других подобных списков), знать исследование Лаврина очень полезно.
Ночью успел получить из Испании два вложения. Одно - письмо, другое - введение в коллективную книгу, участвовать в которой меня пригласили. Письмо прочитал, введение пока нет. Успею, пока-то наладятся все эти проблемы с телефонной и модемной связью... Надо продолжить и дискуссию про ШВЧ - ночью пришло письмо и на эту тему. Интересная аргументация о диалектике добродеяния, что оно может быть и вредным. Со ссылками на Платона и Канта. Не уверен, правда, как это всё разворачивать перед подростками...
17.02.2006.
С утра лаборант, не дозвонившись на телефонную станцию из диспетчерской ЖКХ, поехал туда и пропадал полдня. В тринадцать часов мне сказали, что телефон заработал. Но оживить модемы мне по-прежнему не удавалось, и я звал к себе Зою Н. и её друга, тоже студента-пятикурсника, только с другого ВУЗА, наладить электронную почту. У них были совершенно другие планы, однако они согласились приехать - после того, как я, приняв отказ Зои за окончательный, с отчаяния позвал на помощь ответственного редактора альманаха «Вопросы интернет-образования» Екатерину Владимировну Алексееву и её коллегу Павла Юрьевича Белкина. Пытался дозвониться до ЕВ, отменить свой СОС, но уже не получалось дозвониться, а потом решил: да пусть приедут, даже если с модемами всё наладится, есть ещё проблема защиты от вирусов.
С модемами получился полный конфуз. Во-первых, уже после зоиной смены гнева на милость - после того, как мне сообщили о её согласии приехать - я попробовал войти в электронную почту через карточку. И удачно. Старый компьютер проверять не стал, а следовало... Зоя приехала, мы почаёвничали, она предлагала включить компьютер, но я был уверен в аварийной ситуации, вместо этого рылись в моих документальных культурных слоях в поисках заграничного паспорта. Нашли, он действителен ещё до мая текущего года, а конференция в Испании в октябре, так что всё равно менять. Но уже лучше, чем полный нуль. Приехал Сергей - и, к огромному моему смущению, оказалось, что вся почта работает нормально, и новая, и старая, и с интернет-карточки, и с бесплатного сервера... Тем временем сообщили, что ЕВ звонила - сегодня не может, приедет с Павлом Юрьевичем завтра к восьми часам вечера. Не отменить ли их приезд? Поколебался - и решил, что не стоит. Перед Новым годом вирусы обрушили мне операционную систему, а защищаться от них не умею. Удалось вылечить компьютер. Надо бы завтра обновить антивирус Касперского и установить его, как, говорят, можно и «все делают», в режим автоматического обновления. Вообще, ПЮ - классный специалист, было бы хорошо, если бы он всё посмотрел и наладил понадёжнее... Опять же модемные контакты в телефонных розетках держатся на честном слове...
А с телефонами случилась какая-то авария, со всеми, по всему стояку в нашем доме от первого до семнадцатого этажа. И весь этот стояк отключали. Так, вернувшись из телефонного центра, рассказал лаборант. Модемы мои «опомнились» не сразу, однако к приезду Сергея вполне «оклемались». Я принял почту, в том числе два файла от Наташи Волковой по поводу загранпаспорта. Но я уже слишком устал, сегодня ничего ответственного решил не делать, в перерывах между переживаниями читал «Тысячу одну смерть» Лаврина (и в брайлевском альманахе «Культура и здоровье» - про колиты, слава Богу, что не страдаю этой гадостью). Добрался у Лаврина до раздела, как умирали знаменитые люди. Там много, в алфавитном порядке. Книга становится всё более интересной - про то, например, в самом ли деле Александр Первый умер в 1825 году в Таганроге, не был ли им некий старец Фёдор Кузьмич, умерший 20 января 1864 года в Томской губернии, - много подробностей, которых нет у Даниила Андреева, а он в уход императора в монашество свято верил.
Снова пополнил список главных книг, всего у меня там уже 157 пунктов. Вполне реально довести до двухсот. Добавил Бабеля, «Энциклопедию хулиганствующего ортодокса» И.Раскина, а так же «Энциклопедию Тысячелетнего Рейха». Каждая Энциклопедия заменяет собой целую библиотеку о двух преступнейших режимах планеты. Гитлеровском и Сталинском.
Прочитал детские письма с зимней сессии ШВЧ, присланные Надей Кулаковой. Переслал их некоторым своим друзьям. Надя дозвонилась до Энциклопедии «Лучшие люди России», включившей мою скромную персону в один из своих прошлогодних томов. Сообщила им мой электронный адрес с тем, чтобы они вышли на прямой контакт со мной по электронной почте - вместо обычной почты и телефона. Пока что от них ничего. Но если надо, Надя может позвонить им ещё.
Завтра день рождения Э.В.Ильенкова, ему бы исполнилось 82 года (как и моей маме 12 марта). Получил уже третье сообщение из Госдумы о круглом столе по диалектике, посвящённом памяти ЭВ. Интересно, в какой форме там будут обсуждать, если будут, ключевую диалектическую проблему Эвальда Васильевича - диалектику абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении? Ильенков не был кабинетным рафинированным мыслителем, увлекавшимся той или иной областью исследований самой по себе. Диалектика его интересовала как практика грамотного теоретического мышления, а в этой практике главным было - «Кто мыслит абстрактно?» (памфлет Гегеля, не случайно именно Ильенковым переведённый на русский язык). Ильенкова беспокоила конкретность нашего мышления, то, как сделать наше мышление конкретным и что это значит. В какой мере это будет отражено на завтрашнем круглом столе?
Ну, а я, вслед за ЭВ, над этим бьюсь...
18.02.2006.
Написал в Испанию, что загранпаспорт есть, но надо либо продлевать (если можно), либо менять. Ещё написал Володе Б., попросил откликнуться, а то не удаётся дозвониться, а мне нужна его помощь - надо заменить замок в двери моей комнаты. Не откликается пока...
Читал «Тысячу одну смерть». Там подробно и про самоубийство второй жены Сталина Надежды Сергеевны Аллилуевой. В общем, прекрасный материал для самых тяжких размышлений...
Возник замысел статьи о разных формах образования. И которое «для всех». И которое «элитное», и которое «специальное». Надо ломиться в открытые двери, которые самым злостным образом игнорируются. Например, три формы специального образования - для инвалидов - интеграционное, интернатское и надомное, - чиновники, дабы прихватизировать инфраструктуру интернатов, всячески поощряют интеграцию. А ведь она чревата срывом и без того слабого здоровья детей - ради корысти чиновников и тщеславия родителей! Будь мы побогаче, то, если уж выбирать, я бы выбрал домашнее образование, какое получила Элен Келлер, самая знаменитая в мире слепоглухая. Или другая настежь открытая дверь: в переполненном классе учитель отдаёт предпочтение самым слабым ученикам, их тянет, а самые сильные оказываются без дела, без внимания... Элита наказуема уже за то, что она - элита. Вот больше года назад, когда у меня была сломана рука, пришло письмо из Волгоградской области от мамы одного мальчика, который и в «Орлёнок», и в Англию, а его за это третируют школьные учителя. Я не смог ответить этой маме, а потом встретился с мальчиком в Москве, и позже на Детских Творческих Дачах в августовском прошлогоднем лагере, он особо несчастным и закомплексованным не выглядел. Хороший подросток, добрый, спокойный, с мягким юмором. Даже если описанная его мамой скверная ситуация имеет место - мальчик выдержит! Но... Такие ситуации всё-таки бывают, и в этой злостной уравниловке, разумеется, ничего хорошего. Сильных действительно могут заклевать наседки, клохчущие над слабыми. Это я ещё в 1988 году убедился, что не только детей-инвалидов надо защищать от здоровых, но и наоборот...
Продолжаю думать над пополнением списка главных книг. Добавил сегодня ещё четыре - «Разговор о стихах» Е.Эткинда, «Свет Невечерний» Сергея Булгакова, Бродский, Уитмен. Уже 161 пункт.
Вечером приезжали от Екатерины Владимировны Павел Юрьевич и его сотрудник Дмитрий. Проверили всю паутину (провода), надёжность подключений, заверили меня, что всё очень хорошо. А главное - обновили антивирус Касперского, поймали один вирус, настроили еженедельную автоматическую проверку в фоновом режиме и в том же режиме еженедельное обновление антивирусной базы. Я насколько мог проследил за процессом обновления и проверки, чтобы хоть узнать его при необходимости, подробно расспросил Павла Юрьевича о том, что показывал мой брайлевский дисплей. По воскресеньям в 20 часов - полная автоматическая проверка, а в понедельник в 19.30. - автоматическое обновление. Завтра и послезавтра узнаю, на каком свете окажусь при этих новшествах... Главное, чтобы брайлевский дисплей работал. ПЮ заверил, что всё должно работать, разве что немножко медленнее при обновлениях-проверках в автоматическом фоновом режиме. Ну, если дело только в скоростях... Я и сам через свою строку ползаю по зрячему монитору, как улитка по склону. Замечу ли разницу в скорости?..
19.02.2006.
Много работы по электронной почте, благо она, слава Богу, наладилась. Впрочем – полтора письма за день. Зато п/исьма!
Написал большое письмо по «воспалённой тематике» взаимной человечности. Выстроил теоретический ряд: абстрактная человечность – конкретная человечность – взаимная человечность – взаимопонимание – взаимопомощь – понимание и любовь как личное обязательство. Привёл впечатляющие примеры. На это письмо уже есть один, самый дорогой мне, отклик, собственно от того человека, которому письмо и адресовано. С кем прежде всего и идёт обсуждение.
Второе письмо ещё не дописано – в Испанию, ответ на письмо, состоящее из двух вложений: собственно письмо (большое) и введение в коллективную книгу. Введение пока не прочитал, читать и реагировать предстоит завтра. Закончу и отправлю сразу всё. Материал лежит пока в папке «Черновики»…
Общую фоновую проверку диска я сегодня вечером не заметил. Ну, понятно, вирус был пойман вчера… Завтра вечером – автоматическое обновление антивирусной базы. Видимо, оно пройдёт  для меня также незаметно, как и сегодня общая проверка базы – ведь всё, как сказал Павел Юрьевич, настроено в фоновом режиме. Не мешающем мне работать.

===================

ЧЕТВЁРТЫЙ НЕДЕЛЬНЫЙ ОТЧЁТ

20.02.2006.

Лаборант с утра ездил в УРАО, отвозил дискету с третьим недельным отчётом. Насколько я понял его, когда он вернулся, возникло при распечатке недоразумение. Бывает, файлы на дискетах не раскрываются, а дискеты у меня старые. Чтобы избежать неожиданностей, я один и тот же файл копирую минимум два раза: один раз в корневом каталоге, другой - в каталоге 0. Лаборанта спросили, надо ли печатать тот файл, который в каталоге 0. Хотя это точь-в-точь то же самое, что и в корневом. И название у файла такое же.

Учусь коротко реагировать на письма. Их много, на некоторые неизбежно отвечаю длинно, а на остальные не успеваю отвечать вообще. Сейчас ответил коротко на пять или шесть писем, не требующих развёрнутых ответов. Всё равно задолженность у меня большая...

Ходили с лаборантом в аптеку, купили перевязочный материал для его порезанной руки. Я хотел завтра с утра отправить его в травмпункт, но сестра говорит, что рана чистая, нарыва нет, купленных материалов для её обработки достаточно... Ну, поверим. Хотя с травмпунктом было бы спокойнее.

Написал большое письмо в Сантьяго. Ответ на два письма оттуда. Одна из основных тем - недоразумения, назовём это так, между инвалидами и здоровыми. В Испании тоже находятся умники, рекомендующие инвалидам дома сидеть и не высовываться. Незрячую сотрудницу университета в Сантьяго чуть не пришибли веткой постригальщики деревьев. Заорали: «Не видишь, что ли?» - а получив ответ, что не видит, порекомендовали дома сидеть. Я на это отреагировал, что эпизод вполне по-российски. Нам, увы, не привыкать ни к таким подстригальщикам деревьев (а то и просто пильщикам, способным обрушить на прохожего спиленное дерево), ни к тем, кто оставляет открытыми канализационные люки, а потом читает нотации рухнувшим туда слепым, почему они дома не сидят - если, конечно, слепые остаются в живых... Своей вины эти деятели никогда признать не соглашаются.

Было или не было обновление антивирусной базы, я не заметил, хотя в это время работал за компьютером при включённом модеме. Может быть, мне надо было самому прозвониться на Сервер, и тогда бы обновление действительно произошло автоматически, при уже готовом интернете? Не знаю. В следующий раз, пожалуй, попробую прозвониться минут за пять. Хотя компьютер несколько раз за вечер зависал, мой брайлевский дисплей внезапно ни с того ни с сего очищался...

26.02.2006.

Во вторник 21 февраля весь день комментировал набросок присланного из Испании введения в международный коллективный труд, посвящённый влиянию на общество в целом и отдельных его членов информационно-коммуникационных технологий. Не удержался от обычных своих припевов - что любые технологии про машины, а не про людей, и поэтому лишён смысла такой, например, термин, как психолого-педагогические технологии; и что в серых сумерках «информации» не видать образов и понятий, и вообще не видать человека. Высказался – повод подвернулся – и на тему о светлом будущем и вере в силу разума. Так называемая «разумная форма жизни» становится всё более безумной. Все надежды на светлое будущее и разум поэтому приходится связывать с отдельными доказавшими свою разумность существами – личностями. Ну, пересказывать бессмысленно, однако основной корпус этого письма можно использовать при написании статьи про формы образования.

Писал весь день, очень устал. Отправил письмо – и вышел с лаборантом на воздух. Купил три больших бутылки мультифруктовой фанты – подступало недомогание, во рту пересохло…

Лаборант сказал, что с 23 по 25 февраля – выходные. А я-то собирался в сбербанк за зарплатой, своей и лаборанта, 24 февраля. Пришлось перестраиваться, назначать поездку на 22 февраля, звонить Зое Н., которая с прошлого года помогает нам получать эти деньги (контролирует, не подсунут ли вместо пятисотрублёвых купюр сотенные, и помогает мне все купюры сразу, прямо в сбербанке, метить по Брайлю, чтобы я сам мог их отличать).

Ещё во вторник утром заходил Володя Б., мой старый друг, которого я попросил помочь с заменой замка в двери моей комнаты. Посмотрел замок и сказал, что постарается найти такой же и заменить.

В ночь на 22 февраля мне стало очень плохо, разболелись ноги, особенно травмированная. Судороги мучили до утра. Чтобы как-то смягчить это, я утром залез в ледяную ванну – сам сидел на табуретке, а ноги держал в ледяной воде. Потом медленно согрел воду струёй горячей воды. Это помогло мне съездить в город за деньгами. Однако вернулся измученный. И слёг. Не мог есть, только пил кефир. Какая уж тут фанта… То-то И.В.Саломатина предупреждала в понедельник по электронной почте, что грядёт жуткая оттепель, чреватая разнообразными недомоганиями…

В ночь на 23 февраля стало легче, но я ещё два дня больше лежал, изредка проверял почту, коротко отвечал на самое-самое, выходил подышать – и снова ложился с брайлевской книжкой. Однако, разумеется, работа не прекращалась: продолжал обдумывать статью про формы образования. Там надо как-то совместить формы образования, духовность, человечность, универсальные способности, компетентности, ну и эти самые информационно-коммуникативные технологии. Может получиться нечто фундаментальное.

23 февраля к вечеру неожиданно появился Володя Б., заменил замок. Теперь запираюсь, не боясь, что не сумею открыться. А запираться важно – мне прежде всего так спокойнее работать. По случаю праздника долго гуляли с лаборантом… Ноги уже почти не болели – очевидно, среагировали на резкое изменение погоды. Ну, я их ещё полечил контрастными ваннами.

24 февраля сообщили о смерти Феликса Трофимовича Михайлова. Первый раз звонили, когда я ещё отлёживался под замком. Потом я ждал дополнительной информации о похоронах, и не закрывался. Ненадолго выходил с лаборантом на воздух. Звонок не проворонил: сообщили, что хоронят 27 февраля из морга, а я должен с лаборантом приехать в институт философии РАН, откуда будет рано утром автобус в этот морг. Поеду обязательно, отчёт постараюсь сдать сегодня.

Едва услышав о смерти ФТ, я понял, что надо немедленно писать статью. Некролог – не некролог, но некий теоретический и личностный итог… В общем-то, давно был готовый замысел, можно было написать и при живом ФТ, да вот не собрался, так хоть теперь. Я давно хотел сопоставить его творчество с творчеством Ильенкова. Для меня они всегда были двойной звездой на небосклоне российской философии и теоретической психологии. Но 24 февраля я чувствовал себя ещё слабовато, и статью мог только обдумывать. Однако чувствовал, что называется, всеми печёнками, что писать надо сверхсрочно.

Рано утром 25 февраля почувствовал себя достаточно бодрым для серьёзной теоретической работы. Сразу написал черновик. Потом в течение дня дважды перечитал получившийся текст, подправил, кое-где дополнил. Ещё раз, уже не перечитывая, программой проверки правописания отловил случайно незамеченные опечатки. И ближе к полуночи разослал по предельно широкому списку адресов. Пометив, что предназначено для самой широкой публикации. Послал в госдуму к друзьям ФТ, в Финляндию, в Испанию, в Израиль (оттуда уже ответили предложением отправить материал на какой-то сайт, напишу, конечно, что согласен). Наверное, в «Вопросах интернет-образования» опубликуют – там давно ждут от меня материалов, а кроме того, первая моя публикация там была как раз по михайловской теории обращений.

Вот так. Неожиданно тяжёлая, муторная, недомогательная неделя закончилась чрезвычайно яркой точкой – статьёй «Двойная звезда». Но лучше бы эту яркую точку поставить по другому поводу, не в связи со смертью… Сто раз ведь мог написать эту статью раньше! И Феликса Трофимовича порадовал бы, ведь чувствовал, что он ждал от  меня что-то подобное…

Ужас, как мы безнадёжно опаздываем друг друга радовать…

Теперь надо обязательно найти время – у меня много электронных текстов ФТ, освежить их в памяти и дать им развёрнутую теоретическую оценку. Есть «Избранное», центральное место в котором занимают работы по философии образования, и масса статей по теоретической психологии. Особенно о засилии картезианства.

Пока писал статью – не позволял себе особых эмоций. Теперь – больно. Завтра – похороны… Только бы нормально всех найти… Давно такой тяжёлой потери не было, пожалуй, после смерти мамы и Василия Васильевича Давыдова – самая тяжёлая.

Статья разослана. Боль вступает в свои права…


===================

ПЯТЫЙ НЕДЕЛЬНЫЙ ОТЧЁТ

На этой неделе я не вёл рабочего дневника. Работал сквозь горе – сквозь смерть Феликса Трофимовича Михайлова, которая после похорон 27 февраля переживалась день ото дня тяжелее.

Получил 5 марта по телефону информацию, что статью мою «Двойная звезда» кто-то направил в какую-то газету института «Эврика». Её, надо полагать, уже напечатали, поскольку речь шла о том, как мне переслать гонорар. Договорились о почтовом переводе.

Всю неделю – к сожалению, урывками – читал статью Михайлова «Идеальное – это о чём?». Сложный текст, из которого я не всё улавливаю… Надо будет потом перечитывать. Но хотя бы основные мысли. Пока понял, что проблема идеального для Михайлова – это проблема осознания человечеством мира – и своего места в мире. Один из центральных сюжетов у Михайлова: сознание и самосознание.

Умер он, как я узнал на похоронах, не 24, а 23 февраля, в 14.30.. На похоронах не хватало только оркестра. Особенно остро я это почувствовал в катафалке, который полз через кладбище (Востряковское) от ворот к могиле, и провожающие шли за ним пешком, а меня посадили в катафалк рядом с гробом… Мой костыль привлекал внимание, обо мне заботились, по возможности щадили, старались усадить. Вот в катафалке доехал, сколько можно, а во время траурного митинга у могилы сидеть на надгробии отказался – за последние годы привык, что везут в крематорий, на кладбище не рассчитывал, сидушку с собой не взял, а сидеть на тканной сумке лаборанта побоялся: потом, чего доброго, не разогнёшься. Топтался рядом со всеми, промёрз…

Хоронили из морга больницы РАО в Узком, куда (в больницу) его отвезли 20 февраля. Там сначала была гражданская панихида, которую открыл президент РАО Никандров, а затем обычная, церковная. В морг мы с лаборантом приехали из Института философии РАН, откуда шли туда два автобуса. По дороге в морг рядом со мной сидела Наталья Николаевна Корнеева (по мужу Крылатова), и в вестибюле института, и в автобусе всю дорогу отвлекала меня от мыслей о Феликсе Трофимовиче разговорами о том, как важно поддержать журнал для слепоглухих «Собеседник», что её удивляет моё равнодушие к этому великому делу… В своём репертуаре, всегда была такой, обвинительно-напористой. Так что растеряешься.

Вот с таких деловых переговоров начались для меня похороны, и в этих переговорах возникла и держалась до вечера ноющая, скулящая пустота в душе. Плакать я не мог. В гробу Феликса Трофимовича не нашёл – то есть, после рака, конечно, пиджак был слишком просторным, ну гладил по голове, но было чёткое ощущение, что нет там Феликса Трофимовича, что сам он, живой, прячется где-то за дверями морга на улице или позади толпы провожающих, сосёт свою трубку… И запах его трубочного табака меня прямо преследовал, пока его источник не обнаружился – в «Мерседесе» зятя Михайлова. Меня туда пригласили, чтобы отвезти с кладбища на поминки в ИФРАН, и рядом с женой Михайлова Людмилой Карповной там сидел философ Евгений Дмитриевич Клементьев, вот он-то, оказывается, и курил трубку, тот самый сорт табака, который всегда предпочитал Феликс Трофимович. А я почти готов был выругаться: «Да что вы мне тут голову морочите, Феликс Трофимович где-то тут рядом живой, над нами смеётся!»

Впрочем, в любом случае, в гробу его не было. Так уж у меня повелось – в гробу не было Мещерякова, не было Ильенкова, не было Мамы, не было Давыдова, вот и Феликса Трофимовича я в гробу не нашёл. Тел’а… А они сами – со мной, до конца моего собственного пути.

На поминках я предпочёл пить кагор. Водки выпил немного на кладбище, чтобы согреться, и в начале на поминках, пока не наткнулся на вино, открываемое Яковом Рашидовичем Халимовым. На девять дней, третьего марта, тоже купил себе кагор…

Дома – пошло разворачиваться. Первый раз я заплакал рано утром 26 февраля, отправив статью «Двойная звезда» и четвёртый недельный отчёт. После похорон и вовсе, особенно вечером и ночью: то навзрыд, то поскуливая… И сквозь всё это – переписка: обсуждение дипломных проблем Зои Н., большое письмо в Испанию по поводу международного коллективного труда на тему «Машина и человек» (тему формулирую упрощённо). 3 марта был в ПИ РАО на презентации книги по библиотерапии, где есть и моя статья. Спасибо, переводить там вызвалась Зоя Н.. Переводила великолепно, я полностью врубился в ситуацию, что не часто бывает со мной последние… десятилетия (всё меньше и меньше находится охотников и мастеров переводить). Поэтому смог не просто отбарабанить тезисы своей статьи, а выступить довольно свободно. О том, в основном, что составляю список главных книг для разработки учебных программ элитных ВУЗов. Думал уже потихоньку смыться с этого мероприятия, но меня затормозили: предложили пообщаться со студентами РГСУ – Российского Государственного Социального Университета. Они немного попис’али у меня на руке свои имена и часть вопросов, другую часть переводила Зоя, подсказывала иногда, что им рассказать. Помогала. Проговорили примерно час, довольно хорошо… И я, беспокоясь, не угодить бы в электричке в давку с лаборантом, поспешил домой.

Зоя прислала мне по электронной почте книгу Василюка «Психология переживаний» и материалы Рубцова о совместно-распределённой деятельности. И кусок своего диплома.

4 марта ходил с лаборантом по магазинам: искали раскладушку, а купили осенние ботинки. Ну, пожалуй, ещё нужнее…

лаборант 28 февраля отвозил четвёртый недельный отчёт на дискете в УРАО. Вернулся и говорит, что писать эти отчёты больше не надо. Я написал Ольге Глебовне Грохольской, попросил подтвердить эту информацию. Ответа не получил. А дело такое – как в «Аквариуме» Виктора Суворова философствует Младший Лидер: «Чем больше бумаги, тем чище задница». Пока не получу отмены по электронной почте – отчёты писать буду.

5 марта 2006

Счетчик посещаемости и статистика сайта